Иван Примаченко: «25 лет “забивали” на систему образования. Пора опомниться»

О том, как онлайн-курсы меняют судьбы людей, рассказывает Иван Примаченко, один из сооснователей Prometheus.


25-летний Иван Примаченко — один из сооснователей массовых бесплатных украинских онлайн-курсов Prometheus, где уже учатся 200 тыс. человек. Историк по образованию, он самостоятельно изучил основы программирования на иностранных онлайн-курсах, после чего запустил их украинский аналог. Сперва в Киевском университете им. Шевченко, где Иван учился, а затем и на независимой платформе.

“Я родом из Донецка. Поэтому это в том числе вопрос личной борьбы за украинскую независимость и за освобождение оккупированных территорий через образование. Не секрет, что во многом все это случилось из-за того, что люди поддались пропаганде”, – поясняет Иван свою мотивацию развивать этот проект.

И курсы уже дают результат. Слушатели из Донецкой области — одни из самых активных на Prometheus, где 95% контента на украинском языке. Слушают курсы и за рубежом: в России, Канаде, США, Германии и Польше. Везде, где есть украинская диаспора.

Уже после интервью Иван увлеченно рассказывает, как Prometheus меняет судьбы людей. Вот девушка, которая слушала курсы по финансовому менеджменту, устроилась на хорошую работу. А вот учитель в школе для детей с проблемами зрения, который и сам плохо видит, повышает квалификацию на онлайн-курсах и передает знания своим особенным ученикам. Еще один пример — молодой человек прослушал курсы по предпринимательству и открыл свой бизнес.

20 апреля в Киеве Иван Примаченко расскажет больше о своих онлайн-курсах на конференции iForum — самой большой в стране оффлайн-конференции интернет-деятелей. Это его интервью можно считать анонсом еще более глубокого и подробного выступления. LB.ua традиционно выступает информационным партнером мероприятия.

eduonline1

Есть крупные онлайн-курсы Coursera или EdX. Зачем украинский аналог?

Несколько причин. Первая — элементарное незнание английского языка большинством населения страны на уровне, достаточном для прохождения академических курсов. Второй аспект — есть курсы, которые нужны для Украины и украинцев, но которые никогда не будут делать за рубежом: украинское право, английский язык для украинцев, история, специфика бизнеса и т.д. Третий аспект заключается в том, что для нас принципиально важным является смешанное образование. План в том, чтобы онлайн-курсы бесплатно интегрировать в учебный процесс университетов.

Как вы это себе представляете? Загоняют студентов в аудиторию, включают проектор…

Нет-нет, все намного интереснее. На самом деле сейчас это считается самым перспективным форматом обучения в мире. Его суть заключается в следующем. У нас есть горстка топовых — даже не университетов — преподавателей. 95% образования Украины — это имитация обучения. Где одни делают вид, что что-то преподают, другие делают вид, что что-то учат, а мы все делаем вид, что этому верим, и свои налоги отдаем, чтобы это оплачивало государство.

Но. Мы можем взять массовый онлайн-курс лучшего преподавателя страны. Например, это будет цикл курсов по математике. Мы берем эти 4-6-8 курсов, и каждый вуз в стране внедряет их в учебный процесс. То есть студенты смотрят лекции онлайн. Они в онлайне проходят интерактивные задания, на форуме отвечают на вопросы этого лучшего массового интерактивного курса в стране.

А что же они делают оффлайн?

Оффлайн сохраняются те формы работы, которые нет смысла переводить в онлайн. Семинары, лабораторные. Сохраняется финальный контроль, чтобы студенты не могли жульничать. И сохраняется индивидуальное общение с преподавателем. Более того, теперь преподаватель, так как лекций нет, может намного больше времени уделять индивидуальным проблемам студентов. И первые эксперименты (их после этого уже было много, и все они подтверждают выводы первого) проводил MIT, лучший политехнический вуз мира, в Калифорнийской системе университетов. Там увеличение учебных результатов — свыше 30%.

13.30ivan_primachenko_0

Так это, извините меня, проводилось там, где разница между MIT и каким-нибудь университетом Сан-Хосе далеко не такая, как та бездна между нашими нормальными университетами и 90% остального образования. Смешанное обучение поможет эту бездну преодолеть.

И это решает проблему легитимности сертификатов онлайн-курсов?

Это решает проблему легитимности. Но это решает вообще три главные проблемы украинского образования. Первое — отстутствие достаточного количества высококлассных преподавателей и учителей. Есть некоторое количество преподавателей мирового уровня, но их физически очень мало. Второй аспект — нет денег для того, чтобы их было больше, чтобы научить их и т.д. Третье — нет времени. У нас каждые 10 лет эпохальные сдвиги в жизни страны. И может быть, что через 10 лет судьба страны решится.

У нас нет времени проводить классическую реформу образования, которая растягивается на 20-30 лет. Ее надо проводить. Но нам нужно и быстрое решение, которое за 5, максимум 7 лет может переломить полностью ситуацию.

Массовые открытые онлайн-курсы, которые внедряются в учебный процесс университетов, – это именно то, что может реально изменить образование в стране.

Что говорит на это министерство образования?

Эх, что говорит министерство? Министерство говорит: «Хлопці, ви — молодці».

10

Что говорим мы в ответ? Мы начали с создания массовых онлайн-курсов, набора аудитории. У нас уже больше 200 тыс. слушателей, а к осени по самым консервативным оценкам будет четверть миллиона. Мы начали сводить курсы в циклы. Сейчас уже есть два цикла курсов, будут запускаться циклы по анализу данных, по IT в этом году. И с осени в рамках пилотного проекта будет внедрение онлайн-курсов в учебный процесс университетов. Скорее всего это будет университет Шевченко и какой-то из университетов, который переехал в другой город в связи со временной оккупацией Донецкой области.

Кстати, это же большая проблема — образование детей, которые остались на оккупированных территориях Донбасса и в Крыму. Вы эту проблему можете решить?

Это отдельная стратегическая проблема, поскольку мы не можем позволить себе терять украинских граждан, которые там находятся. С другой стороны, мы должны предоставить им каким-то образом качественную подготовку. Реально это можно сделать, если развернуть массовые онлайн-курсы подготовки к школьной программе. Другой вопрос, что на это требуются усилия (поиск ресурсов и производство), которые может объективно возглавить только государство.

То есть могут быть не только университетские, но и школьные курсы?

Да, причем школьные еще более эффективны. Университетских курсов намного больше — их тысячи. Намного более узкие аудитории. А в школьной программе читается 15-18 предметов. Мы говорили с министерством, пока обратной связи мы особо не получили, но будем надеяться.

Пока мы запускаем “пилот” смешанного обучения, потом “пилот” программы полноценной — 12 или больше курсов по праву или другой специальности. Ну а дальше вопрос к министерству. Вопрос политической воли.

Вообще главный вопрос во внедрении онлайн-курсов в систему образования — вопрос политической воли. Если министерство будет этим заниматься, эта система будет. Если нет — это будет очень сложно сделать.

А вас самого работать в это или другие министерства не звали? Возможно, партии предлагали войти в их списки?

Пока нет. Были какие-то предварительные разговоры, но никаких конкретных предложений не было. В любом случае нас интересует внедрение этой реформы — смешанного образования. Если будут какие-то предложения, которые позволят эту реформу реализовывать, если будет достаточно полномочий, мы рассмотрим такое предложение. А просто идти во власть ради власти – нам это неинтересно.

Сейчас команда Prometheus — это сколько человек?

Сейчас 12 человек, которые работают full time. А начинали трое. Это делалось на две зарплаты основателей и мою аспирантскую стипендию. Сейчас ситуация улучшилась благодаря международным донорам: фонду “Відродження” и посольству США. Благодаря поддержке пользователей. На самом деле благодаря массовым пожертвованиям слушателей мы продержались первые полгода.

Но это не бизнес?

Нет, это неприбыльная организация. Сейчас мы должны совершить эту революцию в образовании, помочь стране. Потом, если сооснователи захотят, они могут начать делать какие-то коммерческие проекты с выходом на западный рынок. Но сейчас это вопрос принципиальный, философский.

25 лет у нас “забивали” и забывали об армии. К чему это привело — известно. Наконец-то страна опомнилась, начала понимать, что для сильной страны нужна сильная армия. 25 лет “забивали” на систему образования. Пора опомниться.

Почему это важно. Есть такой афоризм, что образование делает все то, что политики только обещают делать. Снизить уровень преступности, поднять экономику и т.д. Уровень образования напрямую влияет на это. Образование напрямую влияет на экономику. Чем выше квалификация людей, которые делают любую работу, тем выше результат.

Я видел исследование, которое показывало связь между образованием и благосостоянием семьи.

Да, оно влияет на все. Начиная от благосостояния и заканчивая какой-то личной успешностью.

Когда вы затеяли Prometheus, вы были аспирантом и писали диссертацию. На какой она стадии, о чем она была?

Фолклендская война.

Актуальная тема сегодня, учитывая ситуацию с Крымом.

Да, это теперь актуально для Украины. Но в силу разных личных вопросов, не только из-за Prometheus, я скорее всего не смогу ее дописать в ближайшее время. Думаю, что допишу ее в ближайшие 1-2 года. Я думаю, что я сделаю это, потому что для меня это тоже интересная работа.

Title-11

А как так получилось, что историк, который увлекается изучением Фолклендского конфликта, вдруг занялся онлайн-образованием, IT-инновациями, социальным предпринимательством?

В какой-то момент я осознал, что образование — это такой фундамент, на котором стоит все остальное. Но как может группа небольшая людей фундаментально повлиять на систему образования?

Я был одним из первых, кто зарегистрировался на три Стэндфордских курса в 2011 году. Прошел курсы по истории на Coursera. Мне было интересно: а можно ли что-то принципиально новое выучить? Выбор пал на программирование. Я до этого пытался его изучать самостоятельно, но у меня не получилось, потому что в какой-то момент застревал. Первый же массовый онлайн-курс CS50 от Гарвардского университета “Основы программирования” реально позволил мне научиться программировать. (Мы этот курс, кстати, перевели на украинский и запускаем в апреле — там уже 50 тыс. зарегистрированных пользователей). И с тех пор я понял, что онлайн-курсы — это не просто модный тренд или увлечение. Это реальная эволюция образования.

Понятно, что многие начинают учиться. Но многие ли доучиваются до конца и получают сертификат?

Средняя мировая статистика — это 7% слушателей, которые успешно завершают обучение. У нас — 9,5% за счет того, что нет языкового барьера и курсы отвечают украинским реалиям. На это, кстати, в средствах массовой информации была направлена основная критика. При том что это…

Хороший показатель?

Это показатель, который ничего не значит. Надо считать в абсолютных цифрах. Например, наш первый курс «Финансовый менеджмент». На него зарегистрировалось 40 тыс. человек. Его закончили чуть больше 10%, пускай для простоты будет 4000 человек. Так это чуть ли не больше, чем все украинские университеты вместе взятые прочитали за год этот курс «Финансовый менеджмент». А его преподаватель — Алексей Геращенко из Киево-Могилянской бизнес-школы — читает этот курс максимум 50 людям в год.

И за большие деньги.

Да. То есть вот реальное влияние. Поэтому процент завершения достаточно вторичен. Тем более, что многие люди не заканчивают формально полностью курс, и мы говорим, что они выбыли. А они просто зашли, посмотрели фрагмент или несколько тем, которые им интересны, и достигли своей цели.

Вообще это не просто — учиться самостоятельно. Более того, я слышал, что сейчас молодые люди хуже умеют концентрироваться, хуже запоминают. То, что называют часто клиповым мышлением. Что бы вы посоветовали тем, кто хочет пройти курс до конца, как организоваться?

Первое — это, безусловно, постоянство. Многие люди пытаются за день пройти курс. Это ошибочная тактика. Лучше каждый день заниматься по 20 минут, чем в субботу или в воскресенье прозаниматься 4-5 часов.

Второй аспект — социализация. Люди, которые оставляют хотя бы одно сообщение на форуме массового курса, имеют в 2,5 раза больше шансов его завершить. И здесь не только идет речь об общении на форуме. Вы можете собрать какую-то группу, кружок людей, которые проходят этот курс. Вы можете общаться в оффлайне.

Третий момент — сделайте это частью своей ответственности. Некоторые массовые онлайн-курсы даже ставят эту задачу сходу. Например, вы изучаете психологию стресса и борьбы с ним. И у вас задание есть — рассказывать все, чему вы научились, знакомому или члену семьи. И это рождает ответственность. Вы улучшаете свою жизнь и жизнь человека, которому это рассказываете. В конце концов эти люди сами тебя начинают спрашивать: как идет учеба, что там на курсах? Это стимулирует жестко.

У вас учатся только молодые люди или пожилые тоже?

Наша самая большая возрастная группа от 25 до 35 лет. Студенты только на втором месте. А если считать слушателей до 50, до 60, то это вообще тотальное доминирование выпускников. И, что интересно, чем старше человек, тем больше процент успешного завершения. Условно говоря, процент успешного завершения в возрастной группе 50+ в два с половиной, а то и в три раза выше, чем у студентов.

Процент выбывания среди студентов во многом вызван тем, что люди относятся к курсам, как к книгам в магазине. Они пролистали книгу и закрыли, перешли к другой. А взрослые люди четко знают, чего хотят.

Я видел в facebook картинку из какого-то Центра занятости, где рекомендовали учиться на Prometheus.

Это на самом деле классный очень момент, когда люди сами интегрируют онлайн-курсы в свой учебный процесс. Центр занятости, насколько я знаю, рекомендовал наши курсы своим региональным подразделениям для повышения квалификации.

Мы знаем много инициатив в вузах, где преподаватели стихийно внедряют наши онлайн-курсы, задают их студентам, за это даже баллы насчитываются.

А какие еще госорганы подключились?

Как минимум Минэкономики. Это публичные закупки — очень классный проект. Сейчас идет реформа госзакупок, они становятся электронными через систему Prozorro. Это поможет сэкономить до 50 млрд [бюджетных] гривен с 2017 года.

Но есть одна маленькая проблема. Есть 100 тысяч участников тендерных комитетов. И всех этих людей (по крайней мере руководство и секретарей) надо обучить работе с новой системой в новом законодательном поле.

Обучить 100 тыс. или даже 10 тыс. людей — это очень дорого, медленно, не очень качественно, потому что где найти специалистов-лекторов?

Массовый онлайн-курс позволяет государству решить все эти вопросы. В расчете на одного человека затраты оказываются совершенно копеечными. С другой стороны, это суперкачество, потому что лекции читает замминистра, ведущие юристы, люди, которые писали эти законопроекты. И, в-третьих, это очень быстро. Законопроекты были проголосованы в новогоднюю ночь, и вот уже в мае будет стартовать курс.

Эти курсы по закупкам могут слушать только члены тендерных комитетов или кто угодно?

Плюс онлайн-курсов в том, что они всегда открытые. Это рассчитано и на юристов, которые хотят этим заниматься, и на студентов, которые в будущем захотят этим заниматься. Это широкая достаточно аудитория.

В чем еще большой плюс этой системы: массовые онлайн-курсы задают стандарт качества. Потому что они прозрачны. В отличие от оффлайна, где можно заниматься профанацией, и никто это не увидит (а если увидит, то не сможет доказать), онлайн-курсы может посмотреть и покритиковать любой преподаватель или студент. И поэтому само это для преподавателей задает планку качества. И, кстати, многие преподаватели отказываются делать курсы, когда понимают, что все это будет прозрачно онлайн.

Какие сложности в развитии Prometheus?

future-730x330

Во-первых, конечно, ресурсы. Мы очень быстро растем — быстрее, чем ожидали. Поэтому нам постоянно нужны новые сотрудник и все больше денег. По сравнению с традиционным образованием это копейки, но они все равно нужны. Нам также важно, чтобы люди смотрели онлайн-курсы. Вроде бы у нас много слушателей, есть интерес прессы, но тем не менее. 250 тыс. слушателей — это какой процент от населения Украины? Нам нужно, чтобы о курсах знали все. Массовые онлайн-курсы тогда хороши, когда они в самом деле массовые. Ну и в глобальном плане, нужна политическая воля для внедрения смешанной системы образования, о которой я говорил выше.

Коментарів немає.

Залиште свій коментар