Украине нужны люди, которые смогут придумать что-то лучше iPhone, — Алексей Геращенко

Алексей Геращенко рассказал Фокусу, как онлайн-образование влияет на традиционные методы обучения, признал, что мы упустили шанс быстро переформатировать систему, и объяснил, как должны измениться украинцы, чтобы страна расцвела


Преподаватель, бизнесмен и финансист Алексей Геращенко работает и в офлайне, и в интернете. В Киево-Могилянской бизнес-школе он читает авторские финансовые курсы, ведёт лекции на радио. Для образовательного интернет-проекта Prometheus подготовил курсы “Финансовый менеджмент” и “Экономика для всех”, сейчас отшлифовывает новый курс “Предпринимательство. Своё дело в Украине”.

Геращенко — преподаватель, совмещающий теорию с практикой. Он хорошо знаком с тем, как работает малый бизнес, поскольку у него есть семейное дело — арт-клуб Freud House. О крупном бизнесе и корпоративных финансах он много знает, так как не один год работал финансовым директором крупных украинских компаний. “Я помогал разным компаниям в антикризисном менеджменте, оказываю консультационные услуги, — поясняет Геращенко. — Поэтому и не похож на сухого преподавателя, который рассказывает только по книжке. Как менеджер и предприниматель я мог проверить, как это работает”.

Алексей — сторонник идеи того, что чем больше людей будет понимать, как работает экономика, тем успешнее будет страна. “У меня получается преподавать, есть для этого навыки, знания. Почему бы ими не поделиться с людьми? — говорит он. — Каждый формирует какую-то часть общества вокруг себя. Если я могу сделать людей экономически грамотнее, увереннее, почему бы и нет? Если все будут пытаться изменить атмосферу вокруг себя, наверное, что-то может из этого получиться”.

Угроза популизму

У вас, как у опытного преподавателя, есть возможность сравнивать. Назовите сильные и слабые стороны онлайн-обучения.

Минус в том, что ты не видишь глаза, не чувствуешь, поняли тебя или нужно ещё раз объяснить, более подробно. Плюс в том, что аудитория большая. На Prometheus на мои курсы записаны десятки тысяч людей, смогли пройти полностью и получить сертификат около 8 тыс. человек. Я как-то подсчитал, что, если бы они учились в офлайне, в аудитории на 30 человек, мне потребовалось бы потратить на их обучение десятки лет.

Я не претендую на то, чтобы человек стал докой после ознакомления с моими курсами. Но это может его подтолкнуть, поможет сформулировать какие-то вопросы для себя: здесь я разобрался, а этого не понял. Я считаю, что в обучении важно не столько дать ответ, сколько поставить вопрос, чтобы человек захотел что-то понять. Тогда он начинает сам искать ответы, а когда ищет, развивается.

Прелесть онлайн-курсов в том, что человека не заставляют учиться, он сам должен захотеть, найти внутреннюю мотивацию.

CHEM9037

Насколько перспективно онлайн-образование?

Офлайн-образование останется жить, ничто не заменит возможности живого общения с преподавателем. Но сейчас тренд таков, что оно будет объединяться с онлайн-образованием. Взрослому человеку, у которого есть работа, семья, сложно выкроить время на учёбу в офлайне по строгому графику. Онлайн-образование даёт возможность себя самоорганизовать, слушать лекции, читать книги, когда тебе удобно. Поэтому многие университеты, МВА-программы идут по пути интеграции: человек может что-то послушать в интернете, потом прийти, задать какие-то вопросы, что-то уточнить.

В курсе “Экономика для всех” вы даёте людям знания азов экономики. Кроме расширения эрудиции, какая от этого может быть практическая польза?

Я не совсем соглашусь со словом “азы”.

Ну, этот курс для “чайников”, которые практически не имеют отношения к экономике.

Да, это в каком-то смысле “для чайников”. Но все сложные системы состоят из простых компонентов. Поэтому, когда мы говорим об азах, о том, что это “для чайников”, это не совсем так. В курсе я привожу пример, когда в 2002 году Нобелевскую премию по экономике получил человек, не имеющий базового экономического образования, — психолог Даниэль Канеман, который объяснил, как человек принимает экономические решения. С точки зрения матёрых экономистов, он не отсюда, но, оказывается, так бывает.

Есть фундаментальные мировоззренческие вещи. Когда речь о том, что одни страны экономически более успешны, а другие — менее, в основе этого лежит какой-то фундамент: как люди в этих странах относятся к своей жизни, к миру, к своей работе, к выполнению обязательств перед другими людьми. Это более важные вещи, чем принятие того или иного нормативного акта в надежде, что после этого сразу всё расцветёт. Фундамент — в людях.

Курс “Экономика для всех” важен лично для меня, потому что я часто вижу, что у людей есть какие-то искажённые представления, в соответствии с которыми они живут. Например, кто-то говорит, что ему не нравятся олигархи, у них нужно всё забрать и поделить. Сразу возникает вопрос: почему тогда не поступить так же с теми, у кого есть квартира чуть больше твоей, машина чуть дороже, ведь так будет честнее? Где остановиться в поиске справедливости, спускаясь сверху вниз? По правилу Парето, 20% людей могут владеть большим, чем остальные 80%.

Второй пример. Человеку говорят: “О тебе не подумают ни Порошенко, ни правительство. Живи, думая только о себе”. Но, когда человек думает лишь о своих интересах, это приводит к тому, что люди паркуются на траве, бросают мусор под ноги. То есть, когда человек не уважает других, ведёт себя так, как удобно только ему, он сталкивается с таким же окружением. Мы всё-таки социум, и должны друг с другом взаимодействовать. Какие-то фундаментальные ценностные парадигмы критично важны.

“Экономика идей — это экономика индивидуальностей. Поэтому нам нужно воспитать поколение свободных, амбициозных, инициативных и мыслящих людей. Необходимо фундаментально другое образование, которое стимулирует уверенность в себе, поиск себя”

Коментарів немає.

Залиште свій коментар