Чего добился образовательный фонд BrainBasket за два года — интервью с Владимиром Люлькой

Фонд BrainBasket — некоммерческая, негосударственная организация, целями которой является улучшение качества IT-образования, а также подготовка 100 000 IT-специалистов до 2020 года в Украине. Владимир Люлька, директор фонда BrainBasket, рассказал на странице ain.ua, почему верит в то, что востребованность программистов на рынке труда будет только расти, и как новая команда намерена достичь поставленных целей.


В Украине часто бывает так, что громкие проекты, на которые возлагались огромные надежды, не оправдывают ожиданий и в итоге тихо сворачиваются. Образовательный фонд BrainBasket возник в апреле 2014 года на волне патриотизма и обещал поднять экономику страны силами новой армии «айтишников». Но шли годы, результаты фонда становились все менее понятными, а наплыва свитчеров так и не случилось. На рынке заговорили о том, что BrainBasket — очередной пузырь.

В 2015 году у фонда поменялось руководство и вся команда, а в 2016-м стартовала общенациональная программа Technology Nation, цели которой почти столь же амбициозны, как и в 2014 году: 40 000 IT-свичеров в год по всей Украине. AIN.UA поговорил с СЕО BrainBasket Владимиром Люлькой, который сменил на этом посту Янику Мерило и Романа Хмиля, чтобы разобраться, что происходило в фонде эти годы и как новая команда намерена достичь поставленных целей.

Concept of creative technology with businessman and tablet

Расскажите о своей карьере до BrainBasket.

Учился в КНУ им. Т.Шевченко на факультете кибернетики на программиста. На 4 курсе (2000 год) сделал выбор не в направлении написания кода, а в направлении «компьютерные сети». Тогда в Украине бурно развивался интернет, позже был бум развития интернет-доступа и передачи данных. Мне нравилось строить и управлять компьютерными сетями и сетевыми операционными системами. В итоге программистом я не стал и не жалею об этом. У каждого свой путь.

С 2000 до 2005 года работал сетевым и системным инженером. В 2005 году пришел в Ciklum на позицию IT-менеджера — на то время в компании работало порядка 40 человек, и меня хантил лично Торбен. В 2006 году перешел на позицию Chief Information Officer — отвечал за развитие IT-инфраструктуры, построение дата-центров, внутренний R&D, запускал sales offices и ODC по миру. В этой компании я провел 8 лет. Когда уходил (2013 год), в Ciklum уже работало более 2000 сотрудников.

Параллельно с основной работой я пробовал свои стартапы. Совместно с гуру VoIP Виталием Аполонским создали достаточно успешную компанию DuoLogic (в 2008 год) — управляли крупным Lead Generation контакт-центром для рынка США, строили аутсорсинговые контакт-центры под заказ. В 2009 году я и мой уже бывший партнер Сергей Скочко основали компанию Supportio, которая за 5 лет трансформировалась в группу компаний Supportio Group. Мы были пионерами решений в области Big Data Analytics на рынке Украины, активно продвигали решения Hybrid Cloud Computing и Information Security.

В 2015 году, когда украинский рынок схлопнулся, решили с партнерами разделить Supportio на несколько компаний. В данный момент вместе с новыми партнерами активно развиваем Intellica — это международная компания с офисами продаж в Северной Америке, Европе и в Украине, специализирующаяся на управлении и реализации комплексных проектов в областях Big Data Analytics, Software Development Outsourcing, DevOps Services, IT Assurance/Consulting.

Как попали в образование и BrainBasket?

В BrainBasket пришел, можно сказать, случайно. Я был и остаюсь в хороших отношениях с Торбеном, об этом все знают. И когда в январе 2015 года из фонда уходил Роман Хмиль, Торбен спросил, насколько мне интересно было бы помогать BrainBasket. Он хотел любой ценой возродить проект.

We-met-Christian-Dons-Danish-Ambassador.-He-is-so-open-and-ready-to-help-our-Foundation-and-its-projects.-Denmark-Ukraine-Strong-friendship

С послом Дании Кристианом Донсом и СЕО Ciklum Торбеном Майгаардом

В 2014-м, когда фонд только запускался, на Олимпийском сделали много громких заявлений, но ничего особо не смогли достичь — только потеряли доверие IT-индустрии. Поверьте, это не мои домыслы. Это то, что мне регулярно приходилось слышать первые месяцы от всех игроков IT-рынка, к которым я обращался за советом или помощью, когда возглавил фонд.

Когда я зашел в фонд в феврале 2015 года, там уже практически никого не было. Кроме логотипа ничего не осталось.

Репутация, мягко говоря, досталась не очень позитивная. Мало кто верил, что этот фонд может еще что-то сделать.

Почему по-вашему у предыдущего руководства фонда не получилось оправдать громкие заявления?

Популизма было много, а сделано мало. По сути кроме пилота Coding for Future, который Яника Мерило запускала при поддержке Минобороны, ничего так и не было запущено. Хорошая идея, хорошая программа, но результат получился скромный. Пошли учиться 70 человек — участников АТО и переселенцев — в начале 2015 года. Студентов распределяли по учебным центрам, которые бесплатно их взяли к себе. Также фонд нанял тренеров, которые читали курсы по тестированию ПО.

А что по факту вышло: мне и новой команде пришлось их доучивать и трудоустраивать.

Ребята начали выпускаться, нужно было дальше рекомендовать их на работу в компании, которые могли предоставить рабочие места. У нас социально ответственный фонд, мы должны убедиться, что люди нашли работу. Из 70 доучилось 68 человек. Из них в течение лета прошлого года мы трудоустроили порядка 35% в такие компании как Astound, Innovecs и другие.

Почему так получилось? Думаю, из-за того, что изначально взяли слишком широкий фокус. Прошлая команда BrainBasket сгенерила больше 10 проектов — запуск IT-факультетов, IT-школы, Brain Academy, который в итоге оказался не тем, что все ожидали — еще один коммерческий учебный центр… Когда делаешь все и сразу, есть риск потерять фокус, энергию и первичный импульс. Кроме прочего, не было уделено должного внимания фандрейзингу и развитию партнерской экосистемы фонда. Иногда ресурсная помощь намного важнее, чем финансовая. Поверьте моему опыту.

А ваша компания берет на работу выпускников BrainBasket?

Да, недавно начали трудоустраивать. Например, в феврале был запущен пилотный курс «Машинное обучение». Там сейчас учится 30 человек. По завершению я хочу, чтобы они прошли практику на реальных задачах в Intellica, а лучшим мы предоставим работу.

С чего начали работу в BrainBasket, когда возглавили фонд? Какие проекты запустили?

Первые три месяца я рисовал стратегию, общался с рынком, набсоветом фонда. Март-апрель-май мы думали, что теперь делать, какой взять фокус. Из прошлой команды остался только Илья Онищенко, за что я ему очень благодарен. Илья передавал мне те знания и материалы, которые были наработаны до моего прихода. Сейчас Илья — моя правая рука в фонде, он занимает позицию Head of Project Office.

В итоге нарисовали некий restart & recovery plan. За июнь-август мы старались воссоздать позитивный образ фонда, сильный бренд. Запустили новый информационный ресурс BrainPortal для профориентирования новичков в IT и пропаганды IT-специальностей. Поскольку у нас не было финансирования, все, что мы могли делать в тот момент — стараться привлекать партнеров, смотреть, что делают другие, и помогать распространению хороших инициатив.

В результате правильно выбранной летней стратегии к нам пришла компания Vodafone (на тот момент еще «МТС Украина»), с ними мы запустили вторую волну проекта Coding for Future. Vodafonе профинансировал работу профессиональных тренеров в нескольких группах, а мы взяли на себя регистрацию и отбор. Также мы договорились, чтобы учебные центры (члены ITEC — сообщество учебных центров), снова взяли себе бесплатно больше 100 студентов. Осенью мы отобрали 200 студентов в Киеве, Одессе, Днепропетровске и Харькове и с начала 2016 года они пошли учиться.

12109087_840167826081725_7380314748238036777_n

Думаю, это будет последняя волна Coding for Future — уже запустился проект Technology Nation, в котором есть квоты для ветеранов АТО. Нет смысла дробить по нескольким программам. Первые 880 студентов в 22 городах Украины уже получили домашние задания, познакомились со своими менторами в своих регионах и уже пишут свои первые программы на языке Scratch с нуля.

Нам также удалось запустить программу School Boost — помощь школам. Начали собирать б/у-технику и передавать районным и сельским школам. Сейчас проект фактически не развивается, потому что вся б/у-техника идет на помощь библиотекам.

В декабре 2015 года совместно с компанией «Microsoft Украина» мы провели инициативу Hour of Code (Час Кода) по школам Украины. Нас поддержал Министр образования Сергей Квит. В результате около 1500 школ приняло участие. BrainBasket выделил призовой фонд в виде гаджетов (мы купили 10 Windows-смартфонов на призы), также мы привлекли своих волонтеров, которые с 7 по 13 декабря помогали преподавателям по информатике провести урок в формате Hour of Code.

Запустили серию ежемесячных семинаров BrainBasket Talks, приглашали в спикеры различных лидеров мнений. Влад Воскресенский у нас выступал. Должен был быть Шимкив, но у него не получилось. Он выступит у нас точно, уже есть новые договоренности.

Расскажите о нереализованных проектах, в частности Brain Academy и сотрудничестве с Prometheus. Фонд делал уверенные анонсы, но договоренности были расторгнуты. Почему?

С Prometheus получилось так. В сентябре мы встретились с Иваном Примаченко, он рассказал, что хочет запускать гарвардский курс CS50, переведенный на украинский язык. Мне идея понравилась, Prometheus классный проект. Была договоренность, что их сайт станет точкой регистрации, а мы обеспечим всю инфраструктуру — библиотеки, технику, менторов, фандрейзинг. На нас ложилась вся та часть, которая не онлайн.

К слову, вы знаете, что когда Prometheus только запускался, BrainBasket ему помогал? Мы дали им сервера. Об этом уже мало кто помнит.

В общем, за четыре дня до пресс-конференции Иван Примаченко решил, что BrainBasket не должен иметь доступ к базе студентов программы, сославшись на закон о защите о персональных данных. И PR-кампании будет вести только Prometheus. Наши партнеры из юридической компании Arzinger предоставили мне четкие разъяснения насчет этого закона — как и на множестве других сайтов, в анкете просто сообщается про обработку персональных данных и кто будет иметь к ним доступ, человек ставит галочку, что он согласен, и все.

Но Prometheus посчитал, что мы не имеем права претендовать на доступ, и они будут нам выборочно давать информацию о выпускниках. А на мой вопрос, как же мы будем людей вести и помогать им трудоустраиваться, если не знаем статистику — ответа не получили.

В итоге Иван и Виктория Примаченко написали коллективное письмо о том, что они выходят из проекта в одностороннем порядке, а потом анонсировали, что привезли легендарный курс в Украину и будут учить «домохозяек» на украинском языке программированию.

12522943_10204514397500458_8896268930511455912_n

У меня не было выбора — у нас все было уже готово. В ноябре мы договорились с Дмитрием Шимкивым о поддержке этой программы, привлекли в партнеры Microsoft и «Навигатор». В феврале, перед самим запуском Technology Nation, я и Илья слетали в Бостон, где встретились с MIT и Гарвардом — заручились поддержкой нашей программы, чтобы они нам больше курсов смогли передавать в будущем, а авторы CS50 и курсов MIT помогали нашим менторам советами, как учить других.

А зачем вам нужна была эта база?

Нам необходимо четко понимать статистику. Как можно контролировать KPI и делать выводы об эффективности программы, если не понимаешь, что происходит внутри? Допустим, записались на курсы какие-то люди, а потом через неделю-вторую их уже и половина. Куда они делись, почему ушли? Как работать с оставшимися?

У нашей команды на данный момент есть пять KPI по проекту Technology Nation:

  1. Сколько людей записалось в программу.
  2. Сколько начали учиться, то есть прошли отбор.
  3. Сколько успешно закончили учиться — курсы непростые для свитчеров, поэтому это важно понимать.
  4. Сколько устроились на практику (internship) и в каких компаниях.
  5. Сколько в итоге нашли работу.

Без этих метрик мы не можем мерить наш успех — не зря ли мы все это делаем.

Мы — благотворительный фонд. Мы не зарабатываем на наших студентах.

Те, кто хотел заработать, давно ушли. Такие учебные центры, как Brain Academy, которые, с моей точки зрения, поставили свои коммерческие интересы во главе угла, изменив идеям фонда. Мы все делаем бесплатно, не продаем сертификаты, потому что это профанация — продавать бумагу, которая не ценится при трудоустройстве. Мы никого не обманываем, не обещаем, что они закончат, получат сертификат, станут сразу крутыми спецами, и их заберут в Luxoft, Ciklum и в другие IT-компании. Нужно усердно работать, чтобы стать успешным свитчером и получить свою первую работу.

Ценность нашей программы — работа со студентами в формате смешанного образования.

Извините, но я не особо верю в онлайн-образование без помощи менторов. Знаете, какая статистика по тем, кто доучивается до конца на мировых онлайн-платформах? Около 7%. В Украине, я думаю, это 0,01%.

Без ментора, без смешанной модели онлайн/офлайн оно не взлетает.

А что с Brain Academy?

Brain Academy — это идея, которая принадлежала фонду. Учить через сеть учебных центров придумали еще в сентябре 2014 года при Романе. Логотип и название Brain Academy не случайно пересекались с Brain Basket. Игорь Закалов пришел в команду Романа руководителем на проект — на рыночную зарплату. Ну он сейчас, возможно, будет все отрицать -это нормально. Уже ничему не удивляюсь.

05814c681956321ea958c6ecf8b847bf

 

Конфликт случился, когда набсовет фонда не поддержал предложение Закалова сделать из Brain Academy коммерческие центры, которые уже были на рынке — зачем их плодить? Тогда Игорь ушел и в январе создал свою компанию. Увел с собой одного из тренеров проекта Coding for Future, забрал без разрешения логотип, название… Позже наши юристы договорились, чтобы Игорь поменял логотип, который неправомерно использовался в течение 2015 года. Я считаю, что как минимум некрасиво присваивать себе чужие результаты и пользоваться чужой интеллектуальной собственностью.

Прим. ред.: после выхода интервью, в редакцию AIN.UA обратился основатель Brain Academy Игорь Закалов и рассказал свою версию событий. Мы за то, чтобы все стороны могли высказать свою позицию, поэтому комментарий Закалова с опровержениями добавляем в конце статьи в полном объеме.

Расскажите о Technology Nation. Как появилась программа и каковы результаты на сегодня?

Помните громкую цель, которую озвучивали изначально? Подготовим 100 000 специалистов, спасем экономику и страну за счет сильной IT-индустрии… Это все правильно и хорошо, но никто не уточнил, как этого достичь. За счет чего? Летом прошлого года я пытался понять, как хотя бы приблизиться к этой цифре. Это должна быть массовая программа, суть которой в том, чтобы люди, не заплатив ни копейки, могли прикоснуться к IT — понять, его это или не его, а потом пойти доучиваться на онлайн-платформы как Coursera, например, или даже за деньги в учебные центры.

Чтобы не пришлось продавать почку, лишь бы заплатить за заветный курс по Java или PHP, а потом разочароваться — в итоге ни денег, ни знаний, ни почки.

С июня по октябрь мы разрабатывали концепцию такой программы. Пообщались с рынком, и уже после Lviv IT Arena появилось понимание: учить будем через библиотеки (до этого у нас был концепт проекта Libraries 2.0 — я хотел перезапустить систему библиотек, чтобы люди снова пошли учиться и этот храм знаний снова стал привлекательным), а учить будут менторы.

TN_1

И это самая непростая часть нашего проекта. С желающими учиться проблем нет, а с желающими учить сложнее. Нужно было найти активистов — идейных людей, которые бы поверили в программу, поверили фонду, моей команде и мне лично. Плюс сейчас мы активно разрабатываем методологию создания «инкубаторов»- куда могли бы пойти выпускники, чтобы продолжить обучение и найти работу.

3 декабря мы анонсировали запуск программы, а в начале марта запустили в 24 городах. До конца года мы планируем открыть 100 хабов, запускать группы не только по программированию, но по английскому и робототехнике. Сейчас мы все еще на стадии запуска — продолжаем сбор техники, оборудование классов. Посмотрим, как пойдет.

Кто преподает в Technology Nation?

Сейчас у нас около 40 менторов (в некоторых хабах у менторов есть ассистент, который помогает работать с домашними заданиями). 95% — работающие программисты — и джуниоры, и синиоры. Наши менторы не теоретики — у тренера должен быть технический навык программирования.

В Киеве мы еще в ноябре запускали пилот по CS50, и в одну группу тренером взяли программиста, а во вторую преподавателя КНУ им. Шевченко (но он не теоретик, а пишет код на фрилансе). Оба хорошо учат, у каждого свои минусы и плюсы. Не обязательно быть педагогом, чтобы учить людей. Главное — не быть социопатом и хотеть передавать свои знания другим.

TN_2

Желание учить людей, с ними возиться — это нынче большая редкость. Поэтому менторы — самое узкое место таких программ. Их невероятно сложно находить и удерживать. Из небольших городов (50+ тыс. населения) — пишут, звонят: что нужно, чтобы запустить у нас программу? Мы найдем помещение, обеспечим техникой. Я отвечаю — помогите найти ментора.

Они все — волонтеры? То есть работают за идею?

Сейчас да. Но мы с вами прекрасно понимаем, что волонтеры тоже хотят кушать и иногда спать. Чтобы привлекать больше ребят и удерживать их, нам необходим бюджет, чтобы мы могли их как-то премировать или выдавать бонусы. Пусть это будут какие-то гаджеты или поездки на образовательные тусовки.

Мы хотим наполнять этот фонд за счет грантов. В Украине никто не поможет — ни политики, ни олигархи.

Это факт. Есть международные крупные фонды, такие как Soros Foundation, Bill & Melinda Gates Foundation и другие крупные международные фонды, которые готовы помогать таким программам. Также я сейчас общаюсь с посольствами Швеции, Дании и других европейских стран. Рассказываю про проект и прошу помощи.

Сколько нужно денег?

Еще в декабре мы посчитали, что можем привлечь — не обучить, а именно привлечь — порядка 40 000 учеников. В год. Кто-то отсеится. Кто-то доучится. И при условии, что будут запущены все 100 хабов, мы планируем выводить на рынок около 10 000 выпускников в год, когда выйдем на полную мощность в проекте. Это результат, которого можно достичь на 2017 год. Какими будут реальные цифры — покажет жизнь.

Математика у нас простая: есть капитальные расходы на оборудование хабов. Также мы доплачиваем администраторам в библиотеках, чтобы они оставались дольше (библиотеки закрываются в 17:00-18:00, а нам надо до 21:00) — бабушки-волонтеры при пенсии 1500 грн как-то нам пока не попадались. Все это мы суммировали и посчитали, что себестоимость одного выпускника составляет порядка $20. А теперь умножьте это на 50 000 новых IT-специалистов. Получается $1 000 000. Сейчас все мое внимание уделено именно поиску финансирования фонда и его программ.

У BrainBasket есть постоянные инвесторы? Изначально же были компании помимо Ciklum, которые изъявляли желание помочь финансово.

Кроме Ciklum никто на старте не помог. Компания Playteсh выделила разово $5000. Роман еще привлек Vostok Ventures, они выделили, по-моему, $10 000. Я не видел этих денег, но есть статистика. Вот и все.

Когда я пришел, было недовольство и долги по зарплате. Ciklum продолжал помогать, но это было несоизмеримо с тем, когда был Роман и команда. Торбен тогда выделил $100 000, которые успешно потратили.

Я смог построить фандрейзинг, используя в основном свой нетворкинг. Тренинг-центры выделяли квотовые места для наших студентов. Некоторые компании приносили б/у-технику. «ПриватБанк» стал нашим партнером — призывает становиться волонтерами Technology Nation с экранов своих рекламных площадок. HeadHunter к нам пришли партнерами — хотят, чтобы наши выпускники были у них на сайте, и их находили работодатели.

12046675_1654023874853453_1366233599500963957_n

Деньги, конечно, в последнюю очередь выделяют. Но новые партнеры приходят практически каждую неделю. Меня это очень радует.

На какие средства сегодня существует BrainBasket и его коллектив? Сколько человек работает в команде?

Есть бэкофис, есть волонтеры и есть те, кто работает с нами pro bono. Бэкофис — 10 человек фултайм. Pro bono — это координаторы, наши глаза, руки в каждом населенном пункте — почти 30 человек. Есть еще региональные координаторы — 3 человека, и больше 200 волонтеров по всей Украине, которые могут выполнять задания фонда.

Ciklum выделили нам помещение под офис и компьютеры, а также частично покрывает зарплаты ребятам. Для понимания — зарплаты ниже рыночных. Фандрейзеры вообще бесплатно работают по договоренности и получают зарплаты в размере, зависящем от грантов — смотря сколько мы сможем привлечь. Invisible Solutions, MacPaw, Intersog, Arzinger, Baker Tilly и другие периодически помогают нам ресурсами. На сайте есть полный список. Но это точечные суммы — $1000-2000, раз в квартал.

На самом деле, IT-компании в Украине оказались неготовыми помогать. У многих все еще подход «хата з краю».

Может быть из-за негативного отношения к фонду, может, были другие причины, но основную поддержку я получил, как ни странно, не от IT-компаний. Например, я состою в бизнес-клубе CEO Club Ukraine. По моей просьбе мои друзья-бизнесмены просто начали скидываться на то, чтобы фонд мог реализовывать свои бесплатные программы.

С апреля у нас на сайте будет поститься публичный отчет, кто чем помог. Хочу чтобы весь рынок понимал реальную картинку.

А ваша компания давала деньги?

Нет. Я инвестирую свое время. 99% моего времени в данный момент — это BrainBasket. По ночам бизнес, днем фонд. Фондом я руковожу как волонтер, а не на какой-то «грант». Деньги от Порошенко или Шимкива мы тут не пилим, как некоторые говорят…

Как помогает Шимкив?

Благодаря поддержке администрации президента, мы смогли поднять программу на национальный уровень. В Гарвард и MIT мы привезли письмо поддержки на бланке Администрации президента Украины о том, что страна поддерживает программу Technology Nation. Так нас воспринимают более серьезно. Это во-первых.

Во-вторых, на международных мероприятиях Дмитрий упоминает о нашей программе, о фонде. В Давосе он, может, не смог этого сделать, но при первой возможности упоминает.

12227599_856919351073239_3424707569341675365_n

Я думаю, он делает достаточно на уровне своих полномочий. Я не хочу от политика требовать большего, чтобы нас не обвиняли ни в чем. Хотелось бы конечно, чтобы со стороны правительства была поддержка, как в США. Вот, например, Обама попросил у сената $4 млрд на развитие Computer Science в школах США.

Какую роль играет в проекте Яника Мерило? Изначально она была заявлена как руководящее звено, но в чем именно были ее компетенции?

Она была СЕО фонда какое-то время, потом команда распалась. Сейчас есть набсовет фонда, консультативный орган. В ближайших планах перевыборы в набсовет. То же самое Экспертный Совет. Там уже нет большинства фотографий, которые были изначально. Потому что эти фотографии остались фотографиями. Мы удалили тех, кто даже на письма наши не отвечал. И дальше будем чистить. Сегодня те, кто в Экспертном Совете фонда — это люди, которые реально помогают нам, встречаются. В апреле мы представим новый состав борда.

Когда программа Technology Nation только зарождалась, я предложил Янике, чтоб она использовала наши библиотеки для своей программы «Окно возможностей» с целью обучения ветеранов АТО. Потому что у нее были классы только во Львове и Харькове. Такое у нас сотрудничество сейчас.

Программа на английском. Но в Украине много людей, которые не знают язык или учили, скажем, немецкий. Получается, они автоматически не попадают в программу.

12002209_464579870388834_6870751470766491272_n

Без знания английского на работу программистом устроиться очень сложно. Я противник изучения IT без знания английского. К нам приходят люди с высшим образованием и неплохим английским языком, проблем с кандидатами нет. В декабре у нас было 15 000 регистраций в первую неделю. Сейчас их больше 25 000, и очень многие указывают уровень английского — средний и выше среднего. Понятно, что многие преувеличивают, но им нет смысла самих себя обманывать. Верно?

Если домохозяйка варит суп и смотрит на курс по Python или как не стать коррупционером на украинском или русском языках на отечественной онлайн-платформе, пускай — это для нее фан. Но если люди реально хотят поменять свою жизнь, они должны учить английский язык.

Мое мнение таково. Лучше мы будем запускать в наших хабах бесплатные курсы английского, чем изначально занижать планку.

Давайте подведем итог, чего фонду удалось добиться на сегодня: сколько человек обучили в рамках Coding for Future и других, как сложилась судьба выпускников…

Я начинаю отсчет с момента, когда фонд реально начал работать. Для меня это 15 июня 2015 года, когда мы начали реализовывать стратегию по перезагрузке фонда. Поэтому говорить, что мы кого-то доучили и трудоустроили, пока рано — статистику мы сможем дать уже где-то в июне, когда начнут выпускаться первые группы Technology Nation.

Пока похвастаться особо нечем. Примерно 30 человек из 70, которые стали программистами после Coding for Future — так себе результат на фоне больших заявлений. Набор второй волны еще учится — это порядка 200 человек из 3000 заявок. Фонд год потерял, и я не хотел бы придумывать какие-то цифры и рисовать красивые картинки. Основные победы впереди.

Зачем делаете Brain TV?

Мы хотим развивать в Украине инновации и сектор STEM, уводить людей от тупых сериалов. Чтобы они смотрели интеллектуальный контент, могли учиться по телеку и узнавать, что нового происходит в мире IT. Сначала наша команда планировала наполнять эфир просто IT-курсами, но потом решили создать нечто большее, а именно социальный канал про IT. Чтобы в телеформате в режиме 24/7 вещать всему миру про Украину, нашу IT-индустрию и ее возможности.

Сейчас в команде пять человек, это все low-bono ребята (мы платим им финбонусы). У нас есть план наполнения эфирной сетки до конца года. 11-12 марта мы стримили Innotech и в дальнейшем будем стримить другие отраслевые конференции. Будем забегать в IT-офисы, как «Ревизор», брать интервью у СЕО, записывать питчи, транслировать курсы, лекции.

12507563_10204514396980445_5202861874033749473_n

Запускаемся в течение нескольких недель, сначала это будет вещание через наш YouTube-канал и сайт Divan.TV. Потому что для полноценного запуска через спутник и кабельное телевидение необходимы большие инвестиции, а мы сейчас по чуть-чуть собираем посевные. Ведем диалог с IT-компаниями, чтобы помогли, кто чем может. На сегодня нам уже выделили средства Ciklum, Intellica, Александр Борняков. Планируют помочь ControlPay, Jooble. Если у нас будет достаточное финансирование, с осени мы будем запускать новостной канал со своими журналистами, строить свою студию.

Будете монетизировать канал?

Это социальный проект. Вопрос о монетизации не стоит — есть вопрос, кто дальше будет помогать проекту. Если помощи не будет, придется искать коммерческую модель. Но очень не хотелось бы зарабатывать на рекламных роликах и быть как все.

Комментарий основателя Brain Academy Игоря Закалова о конфликте между академией и фондом

Если по заявлениям г-на Люльки фонд является благотворительной организацией, то он должен помогать работать другим коммерческим организациям, а не мешать им. Вместо этого фонд всячески препятствует регистрации торговой марки Brain Academy, вводит в заблуждение наших партнеров и клиентов, как письменно так и устно. Для этих целей он даже подключил юридическую компанию Arzinger.

65

Расскажу предысторию. Я узнал об идее создания фонда от Романа Хмиля еще в начале 2014 года. Кроме амбициозной цели обучения 100 000 программистов за 5 лет, не существовало ничего. Потому что опыта в образовании у людей, которые были причастны к работе фонда на протяжении 2014-2015 годов, не было.

Поскольку я с 2001 года на протяжении 10 лет занимался авторизованным обучением в Украине и странах СНГ, руководил крупнейшим на то время Центром Знаний, который выпустил более 30 000 сертифицированных IT-специалистов, я, как никто другой, знаю как развивать образовательные проекты. Многие направления, которые мы открывали, были первыми в Украине, например, первые в Украине авторизованные курсы Cisco, Oracle (Sun), ITIL и др.

Поэтому я предложил Роману идею создания сетевой Академии по образу и подобию обучающих программ крупнейших вендоров, таких как Cisco Academy, Microsoft Academy. Отсюда и название Brain Academy. На мой взгляд, только такой системный подход может привести к гарантированному результату.

Первую презентацию Brain Academy я провел в офисе Ciklum, на которой присутствовали Роман Хмиль и Эрик Франке в начале 2014 года. Я самостоятельно работал над бизнес-планом, стратегией, брендбуком, сайтом компании. Летом 2014 года меня пригласили рассказать о Brain Academy Наблюдательному совету будущего фонда (официально ни фонда, ни сотрудников, ни органов управления в то время не существовало). На презентации присутствовали Яника Мерило, Андрей Сысоев, Андрей Колодюк, Роман Хмиль, Джордж Логуш. В результате моя стратегия всех заинтересовала и мы договорились, что если фондом будут привлечены инвестиции, то Brain Academy будет оказана поддержка. По факту инвестиций не было привлечено, поэтому я продолжал самостоятельно финансировать и развивать Академию.

В качестве независимого консультанта я помогал реализовывать проект Coding for Future. Мне была обещана должность и зарплата в фонде, но по итогам работы выплачена лишь половина обещанной суммы. Появившийся в фонде в 2015 году г-н Люлька обосновал такое решение тем, что я должен, без всяких на то оснований, сменить название и передать все права и продукты моей компании Brain Academy, которая была зарегистрирована на законных основаниях и уже успешно вела свою деятельность.

Люди, работавшие в фонде, не были официально трудоустроены и не получали оплату на протяжении 8 месяцев. Я понял, что фонд – это мыльный пузырь, и дела там вести не с кем, поэтому продолжал финансировать и развивать компанию самостоятельно. В общей сложности, я вложил в Brain Academy уже более $100 000.

Компания Brain Academy за короткий срок добилась внушительных результатов. Созданы уникальные для рынка Украины продукты и сервисы – методики и курсы, соответствующие мировым стандартам, успешно работает единственный в стране центр подготовки и сертификации инструкторов, в котором подготовлено более 100 высококвалифицированных преподавателей, студентами Академии уже являются более 1000 человек, подписаны договора о сотрудничестве с крупнейшими вузами и IT – компаниями, открыты представительства в 7 городах, в рамках социального проекта IT Future обучено более 100 человек. Кроме того, мы запустили Brain school для школьников и открываем вуз IT University.

Возможно кто-то завидует нашим успехам, но такое поведение противоречит не только принципам честной конкуренции и деятельности благотворительных фондов, но и тем принципам, которые объединяют людей для достижения общей цели. Наша цель – повышение конкурентоспособности Украины на мировом IT-рынке.

Коментарів немає.

Залиште свій коментар