Алексей Молчановский, Prometheus: «Онлайн-курсы берут в основном те, кто уже отучился в университете»

Полтора года назад, 14 октября 2014 г., Иван Примаченко, аспирант исторического факультета КНУ им. Тараса Шевченко, и Алексей Молчановский, преподаватель КПИ, вдохновленные примером зарубежных образовательных проектов edX и Coursera запустили украинскую платформу массовых открытых онлайн-курсов Prometheus. За короткое время сервису удалось привлечь внимание достаточно большой аудитории, которая на сегодня приближается к 200 тыс. Об этом сообщает ko.com.ua.


Слушателям Prometheus уже доступны больше 20 видео-курсов по различным дисциплинам – от истории и финансового менеджмента до программирования – и постоянно добавляются новые. В апреле тут стартует локализованная версия легендарного курса CS50 «Основы программирования» Гарвардского университета. О перспективах развития украинского сервиса, а также возможностях и особенностях дистанционного обучения рассказывает Алексей Молчановский.

Какую задачу вы ставили перед собой, запуская Prometheus?

Я восемь лет преподавал в Киевском политехническом институте, знал нашу систему изнутри и, как и многие, понимал ее недостатки. Мне хотелось привнести новое качество и возможности в украинское образование. Поэтому когда осенью 2011 г. Стенфордский университет открыл для всех желающих бесплатный доступ к некоторым своим курсам, а их слушателями стали тысячи студентов из сотен стран, мне захотелось чтобы и у нас в стране появилось нечто подобное. Чтобы каждый житель Украины имел возможность учиться у преподавателей ведущих вузов, независимо от места проживания, возраста, достатка и состояния здоровья.

В начале 2013 г. Иван Примаченко запустил пилотный проект онлайн-обучения в КНУ. Однако администрация университета не восприняла эту инициативу всерьез. И потому позже, когда мы с ним познакомились на одной из конференций, мы решили создать независимую образовательную платформу.

Ваш проект стартовал с четырьмя курсами, по истории Украины, финансовому менеджменту и программированию. Почему были выбраны именно эти дисциплины?

Нам хотелось сразу показать, что мы не ограничиваемся каким-то одним направлением. Поэтому мы подготовили курсы видео-лекций по разным дисциплинам от преподавателей нескольких столичных вузов.

Для нас важно, чтобы платформа несла практическую ценность для людей. И мы изначально это закладывали. У нас предлагаются т.н. «цепочки курсов». На иностранных платформах это называется «специальности».

Например, у нас есть последовательность курсов по предпринимательству. Идея в том, чтобы помочь человеку, задумавшему организовать какой-то свой бизнес, получить необходимые базовые знания для реализации его планов. Подобную специализацию мы стремимся выстраивать и в ИТ, с целью дать желающим возможность познакомиться с миром программирования.

То есть вы фокусируетесь на курсах базового уровня?

На данном этапе да, мы концентрируемся на основах и выстраиваем цепочки курсов с азов. Чтобы дать людям точку входа на платформу и в специальность.

Немного забегая вперед, скажу, нередко нас сравнивают с зарубежными платформами и спрашивают, зачем мы делаем такой проект в Украине. Наша практика за 1,5 года показала, что спрос на курсы базового уровня на родном языке, в частности украинском, очень высок. Например, у нас на курс по основам программирования от Павлюченко записалось больше 40 тыс. слушателей.

prom_prog

Чего вам уже удалось достичь и какую цель вы перед собой ставите на ближайшую перспективу?

Первый год мы бились за то, чтобы в Украине начали воспринимать онлайн-курсы как нечто нормальное и полезное. И нам это удалось, я считаю. Мы давали много интервью, выступали на конференциях и рассказывали людям о возможности самостоятельно учиться онлайн и получать качественное образование. На сегодня аудитория Prometheus составляет 190 тыс. слушателей – это те, кто зарегистрирован и проходит курсы.

Еще одна важная цифра – у нас на платформе уже было получено около 18 тыс. сертификатов – она показывает сколько человек прошли курс до конца. Некоторые проходят по несколько курсов. Поэтому, думаю, уникальных пользователей, которые заканчивают курсы, наберется где-то 15 тыс. Я считаю это неплохой результат за полтора года с момента запуска.

Проект начинался с двоих. Сколько сегодня человек заняты над ним и как организована работа?

С троих. Третий сооснователь – Виктория Примаченко – она наш директор и режиссер видео-производства курсов. В целом у нас небольшая команда. Ядро на сегодня составляют семь человек. Плюс периодически мы привлекаем сторонних специалистов, например, дизайнеров. Иван занимается поиском новых лекторов и курсов, продвижением сервиса. Я обеспечиваю техническую составляющую и отвечаю за курсы по ИТ-направлению. Методисты курсов работают с преподавателями, помогая им адаптировать их университетский курс для онлайна. Также у нас есть оператор, который снимает и монтирует видео.

Расскажите, пожалуйста, подробнее про техническую составляющую проекта.

Мы используем открытую платформу OpenEdX. Ее разработали совместно Гарвардский университет и MIT и она доступна всем желающим. Если бы не это, вряд ли бы мы смогли сделать свой проект. Потому что тогда уровень входа был бы слишком высок для создания качественного продукта. Понадобилась бы целая команда разработчиков…

Наш партнер, команда Raccoon Gang из Харькова, помог нам развернуть эту платформу на серверах Microsoft Azure. В рамках программы для стартапов Microsoft BizSpark нам на три года были выделены серверные мощности в облаке.

Когда мы запускались, фонд BrainBasket в сотрудничестве с ДЦ «Парковый» предоставили нам выделенный сервер в ЦОДе. Где-то с полгода мы работали там. Потом стала более-менее ясна динамика прироста слушателей, а Microsoft как раз предложил нам сотрудничество и мы согласились. Правда на сегодня мы уже вышли за рамки их лимита и ежемесячно доплачиваем за фактически использованные мощности.

Какие технические ресурсы требуются для вашего проекта?

Могу сказать, что полгода назад мы расходовали около 1 ТБ трафика в месяц. Много нам не требуется. Потому что самый тяжелый контент – это видео, а оно хостится на YouTube. На Azure у нас размещен ряд серверов – это виртуальные машины. Есть несколько копий машины, которая несет основную нагрузку. Есть базы данных MySQL и MongoDB. Это продиктовано особенностями модульной структуры используемой нами открытой платформы OpenEdX.

Отдельный сервер берет на себя задачу балансировки нагрузки. Кроме того, для некоторых курсов по программированию используется автоматическая проверка кода и, соответственно, есть серверы, которые за это отвечают. Есть отдельный почтовый сервер. Массовая почтовая рассылка у нас делается через сервис Amazon.

То есть расходы на техническую часть, в общем-то, не слишком большие?

Наши затраты на облако сейчас укладываются ориентировочно в 1 тыс. долл. в месяц.

Как финансируется деятельность проекта?

У нас несколько источников финансирования. Основной – это гранты. Мы общественная организация. Свой первый грант мы получили от посольства США, на три курса. Еще один большой наш грантодатель – фонд «Відродження». Кроме того, к примеру, в настоящее время мы с Минэкономики делаем курс по работе с платформой электронных аукционов ProZorro. Для него финансирование ищет само министерство. Иногда мы запускаем краудфандинговую компанию для улучшения технической базы и решения прочих текущих задач.

Также мы рассматриваем возможные варианты коммерциализации. При этом мы ориентируемся на опыт зарубежных платформ. Там сейчас, как правило, обучение бесплатное, а сертификаты стоят денег. Мы думаем двигаться в этом направлении.

К примеру, мы в сотрудничестве с «Львовской ИТ-школой» предлагаем два курса с возможностью получения платного верифицированного сертификата, наряду с бесплатным. Также нас интересует создание собственных курсов, которые могли бы иметь коммерческий успех.

prom_sec

Как Вам видится развитие Prometheus на ближайшую перспективу?

Если честно, сейчас мы находимся в некой точке бифуркации. С одной стороны мы видим, что возможно есть какая-то перспектива построения бизнеса. С другой, можно продолжить работать на общественных началах. Мы еще не приняли для себя окончательного решения.

Мы планируем развивать цепочки курсов. По предпринимательству она уже более-менее сформирована. Активно работаем над ИТ-направлением. Например, мы локализировали на украинский известный гарвардский курс CS50 («Основы программирования») и планируем запустить его в середине апреля. Это была довольно большая работа и нам с этим помогали и «Львовская ИТ-школа» и компания SoftServe.

Мы хотим, чтобы этот курс стал некой основой. А дальше люди смогут выбирать направления – веб-разработку, например, и т.п. Сейчас мы ведем переговоры с одной компанией на предмет создания курса по Java для нашей платформы. Также мы планируем где-то в мае анонсировать цикл курсов по аналитике данных.

Как вы выбираете курсы и чем привлекаете преподавателей?

Мы никого особо не заманиваем. Есть преподаватели, которые поняли для себя потенциальную ценность создания собственных онлайн-курсов и построения личного бренда, скажем так. Можно привести пример того же Алексея Геращенко из КМБШ. Он на нашей платформе делает уже третий курс.

На его первый курс по финансовому менеджменту зарегистрировалось более 40 тыс. слушателей. Конечно ему бизнес ближе и понятнее. Классическим академическим лекторам в этом плане сложнее. Обычно университетские преподаватели идут к нам, когда им самим интересно попробовать, энтузиасты, скажем так. Это как написать учебник. Можно сказать МООК – это учебники XXI столетия.

Для нас важно, чтобы фокус в сознании людей начал смещаться с институций на личности. За рубежом это уже существует, там есть т.н. преподаватели-суперзвезды. Их знают, их курсы слушают сотни тысяч человек. Мы хотели бы, чтобы у нас в стране тоже появились такие персоны, и мы за это боремся.

Если брать финансовый вопрос, то некоторые преподаватели делают у нас курсы на общественных началах. Если курс готовится в рамках какого-то гранта, то обычно это предусматривает выплату авторского гонорара.

Какие преимущества вашего сервиса, помимо украинского языка, Вы бы выделили?

Мы трезво оцениваем свою нишу. Очевидно, что у нас нет возможности тягаться с ведущими университетами мира в курсах высокого уровня. Но вот базовые курсы… Как правило, их берут люди, которые не имеют необходимого знания английского языка для обучения на иностранной платформе. Плюс, на родном языке человеку проще общаться на форуме и заниматься самостоятельной работой.

Мы довольно быстро поняли, что продвинутые курсы у нас не работают. К примеру, мой курс по алгоритмам программирования, он достаточно сложный. Полностью его прошли около 1% слушателей. На мой взгляд, это объясняется тем, что люди, которым он по силам, обычно обладают достаточным знанием английского, чтобы пройти аналогичный курс на иностранной платформе.

С другой стороны, если взять те же курсы по предпринимательству. То тут ценность нашей платформы выше. Потому что только украинцы могут сделать курс, скажем, по специфике налогообложения. Да еще и поддерживать его в актуальном состоянии.

Также у нас есть курс по психологии борьбы со стрессом. Он оказался очень актуальным и его прошли немало людей. Сейчас мы готовим курс для ветеранов АТО – по организационным и юридическим моментам адаптации к мирной жизни.

Или тот же курс по работе с системой ProZorro. Это очень специфические вещи и никто, кроме украинцев, этим заниматься не будет. С другой стороны, это важный инструмент. Минэкономики надо обучить работе с ProZorro порядка ста тысяч чиновников по всей стране. Делать это оффлайн – это значительный объем работы и годы времени. Онлайн-курс не решит эту задачу полностью, но существенно упростит ее.

prom_fin-man

Есть ли какие-то наработки в плане повышения значимости вашего сертификата?

Мы уже имеем достаточно успешные кейсы. Люди присылают нам или размещают где-то в социальных сетях свои отзывы и рассказывают, как обучение у нас помогло им повысить квалификацию, найти новую работу и т.п. Также у нас уже есть примеры, когда преподаватели университетов рекомендовали своим студентам проходить тот или иной курс на нашей платформе. Некоторые компании рекомендуют соискателям освоить наш курс «Основы программирования на Python». То есть сарафанное радио уже работает.

Что касается какой-то регистрации или лицензирования и получения официального статуса, мы не видим в этом смысла. К сожалению, сегодня окончание даже именитого вуза не гарантирует работодателю высокого уровня подготовки выпускника. Скорее наоборот, если человек закончил вуз с отличием, почти наверняка за годы обучения ничего, кроме посещения вуза, он не делал. А наша система образования серьезно отстает от того, что требуется на рынке, и выпускнику понадобиться еще немало времени и усилий, чтобы выйти на приемлемый уровень.

Отчасти, поэтому мы и хотим вывести вперед преподавателей. Чтобы имя прогрессивного человека становилось своеобразным знаком качества.

Второй момент. Не так важно, от какой онлайн-платформы сертификат, как само его наличие. Он свидетельствует, что человек способен самостоятельно учиться и повышать свой профессиональный уровень. У нас на Prometheus сертификат получают примерно 10% от записавшихся на курс, на иностранных платформах этот показатель составляет около 7%. Т.е. пройти курс до конца не так просто.

И если человек смог, значит, у него присутствует самодисциплина и мотивация для самостоятельного обучения. Это очень серьезная проблема в образовании в действительности. Поэтому наличие нескольких сертификатов показывает, что человек способен заставить себя сесть и разобраться в какой-то новой теме. Это делает его более конкурентоспособным на рынке труда.

Возможно, вы планируете сотрудничать с компаниями для обучения их сотрудников?

Этот вопрос стоит у нас на повестке дня. За полтора года существования платформы мы смогли привлечь внимание общественности. И к нам уже начинают обращаться отдельные компании. Они присматриваются и есть определенная заинтересованность в создании внутренних закрытых корпоративных курсов для работников. Не исключено, что они даже не будут размещаться под брендом Prometheus. Надеюсь, уже в текущем году мы сможем запустить какие-то пилотные проекты в этом направлении.

Что говорит статистика о вашей аудитории, удалось вам принести качественной образование в отдаленные уголки страны?

В первую очередь, конечно, все упирается в доступность качественного Интернета. Мы охватываем и небольшие населенные пункты. Но общая статистика такова, что почти половина нашей аудитории – это Киев. Потом с 10-12% идет Львов. Дальше Харьков, Днепропетровск, Запорожье, Одесса. Т.е. несмотря на украинский язык курсов у нас достаточно много слушателей с, казалось бы, русскоязычной восточной Украины.

Как социальный аспект для нас довольно важно, что нас смотрят на оккупированных территориях Донбасса и в Крыму. Это дает онлайн-платформам дополнительную гуманитарную миссию. Старшеклассники, которые сейчас заканчивают там школу, скорее всего, вынуждены будут поступать в какие-то российские учебные заведения.

В тоже время, онлайн-платформы дают им шанс на поступление в украинские вузы. Например, на EdEra представлены и украинские школьные учебники в электронном виде, и возможность подготовиться к прохождению ВНО. Это способ не терять контакт с теми нашими согражданами, которые оказались в оккупации.

61NjvJ1xO-L

Еще один интересный момент. Сейчас в нашей аудитории преобладает возрастная группа 25-35 лет. Большей частью это люди, уже имеющие высшее образование. Они уже прошли университет, получили определенные навыки и готовы обучаться далее самостоятельно.

А вот школьники онлайн-курсы берут мало. Хотя существует, к примеру, проблема профориентации и выбора вуза. И мне кажется, что МООК могли бы быть полезными в этом отношении. Но онлайн имеет особенности. Кроме того, есть разница в восприятии и соответственно подаче материала для старшей аудитории и тинейджеров. В последнем случае надо искать какие-то свои подходы. И для нас это своеобразный вызов – повышение уровня самодисциплины среди подростков.

С другой стороны, нашу аудиторию составляют немало людей старше 45. И они показывают в среднем более высокие результаты в части завершения курсов. Т.е. проявляют лучшую мотивированность и усидчивость, чем молодежь. Это также важный гуманитарный аспект. Мы видим, что онлайн-платформы позволяют обеспечивать т.н. life long learning.

Когда ваши слушатели обычно учатся? Наблюдаются ли какие-то пики?

Если не учитывать моменты старта нового курса, а взять более-менее стабильный период… Как правило, курсы смотрят по будням. Больше всего просмотров приходится на середину недели. По времени это обычно либо раннее утро, либо вечер и ближе к ночи.

В этом году Вы будете вести образовательный поток на конференции iForum. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.

Да, я в команде iForum человек новый и поток по обучению там также будет проходить впервые. На конференции существует понятие пятого потока, который каждый год отводится под что-то новое и перспективное. В 2015 г. это были «умные» города (Smart Cities). В нынешнем году решили акцентировать внимание на образовании. И я, в общем-то, не удивлен. Мой опыт показывает, что сегодня публичная дискуссия часто в конечном итоге приходит к проблемам системы образования. Поэтому я считаю, что тематический поток «Образование в цифровую эпоху» на iForum, – это важно и оправданно.

Что касается спикеров, то, например, Денис Довгополый будет выступать с докладом о трансформации образования в постиндустриальную эпоху. Будет несколько выступлений, посвященных урбанистическому образованию. Мой коллега, Иван Примаченко, расскажет про онлайн-образование, а Илья Филиппов из EdEra поделится своим опытом в этой области. Инженерному образованию детей посвятит свое выступление Иван Шихат-Саркисов, который занимается клубами робототехники для школьников.

Также запланированы несколько панельных дискуссий, где мы хотели бы обсудить современное состояние украинского образования и перспективные направления развития. Мы пригласили немало людей, которые уже сегодня делают интересные проекты в этой области.

Приедет Станислав Дрогаев, консультант одесской обладминистрации по образованию. Там хотят запустить образовательный кластер и это тоже интересная тенденция. В Украине есть ИТ-кластеры – во Львове, в Харькове, в Одессе… Но также предпринимаются попытки создания образовательных кластеров. Сейчас они буксуют. Потому что в образовании денег нет, и организаторы вынуждены находить разные странные способы получения финансирования. Но, с другой стороны, там есть очень интересные решения.

Хотелось бы также поднять вопрос гендерного неравенства в ИТ. Общеизвестно, что сейчас среди программистов девушки составляют в лучшем случае четверть.

woman working on laptop #9

Хотя до появления персональных компьютеров в ИТ-образовании женщин и мужчин было примерно поровну. У нас на Prometheus около 55% слушателей – женщины, и в Украинском католическом университете, где я сейчас работаю, на новой программе по компьютерным наукам студентов обоих полов также примерно поровну. Так что наш тематический поток не только про технологии.

Будет Анна Косарева, директор «Львовской ИТ-школы», и она будет рассказывать про ИТ-образование для аутистов. Потому что наша цель обсудить в рамках конференции как можно более широкий спектр проблем и задач. У нас в стране немало людей с ограниченными возможностями и государственная система образования о них мало заботится. Для них существуют какие-то отдельные сильно специализированные учреждения. Но государство практически не занимается их интеграцией в общество. Это устаревшая практика. В Европе и США система совершенно по-другому работает.

Каковы на Ваш взгляд ограничения и перспективы дистанционного обучения в мире и в Украине?

Онлайн-образование, безусловно, не является самодостаточным. Пять лет назад, когда активно заговорили про МООК, многие поспешили заявить, что за ними будущее, что они принесут образование во все уголки планеты. Однако, затем наступило некое отрезвление. Оказалось, что онлайн-курсы берут в основном те, кто уже отучился в университете. Т.е. барьер самостоятельного образования очень нелегко дается. К тому же, многие университетские курсы попросту невозможно на 100% перенести в онлайн.

Поэтому сейчас мы говорим о т.н. «смешанном обучении» (). Это мощный инструмент. В США, например, многие средние школы активно интегрируют его в свою программу. Что это такое? Это когда есть оффлайн курс, но некоторые его элементы представлены онлайн.

айпад

Что это дает? Один из форматов, т.н. «перевернутые классы», когда преподаватель говорит своим студентам, что есть лекции по нужной теме, которые доступны онлайн на Khan Academy, скажем, или где-то еще. Учащиеся смотрят материал перед занятием. И преподаватель в аудитории не читает лекцию, а разбирает какие-то практические моменты, дает персональные консультации и т.п. И это действительно работает.

Поэтому мы видим свою миссию сейчас, в том числе, в популяризации смешанного обучения в Украине. Тем более, что некоторый опыт в этой области у нас в стране уже есть. К примеру, когда я вел курс по алгоритмам в КПИ, я два семестра практиковал смешанное обучение. Студенты смотрели лекции онлайн, а на практиках мы рассматривали тему более углубленно или я пояснял отдельные моменты.

Я лично знаю несколько преподавателей в Украине, которые проводят смешанное обучение. Они берут курсы, например, с иностранных платформ или у нас на Prometheus, и интегрируют их в свой учебный процесс. Уверен таких немало. На уровне средних школ есть неплохая инициатива, во Львове организация «Про.Світ» занимается повышением квалификации учителей. В том числе, рассказывая им про смешанное обучение.

Или, например, цикл лекций по аналитике данных, который мы хотим запустить, у нас есть предварительная заинтересованность руководства КНУ им. Тараса Шевченко, чтобы для тех специальностей, где требуется аналитика данных, но не хватает преподавателей, наш сертификат мог зачисляться в качестве прохождения курса в программе обучения университета. Курс CS50 также предполагает наличие аудиторных занятий и мы сейчас набираем группы для этого.

Коментарів немає.

Залиште свій коментар